Заметки на полях Поттерианы

Лаконичность языка Роулинг (а не Спивак и Литвиновой!) удивительна и хороша. Каждая сцена и абзац очень содержательны. Поцитирую:

“What are these?” Harry asked Ron, holding up a pack of Chocolate Frogs. “They’re not really frogs, are they?” He was starting to feel that nothing would surprise him.
“No,” said Ron. “But see what the card is. I’m missing Agrippa.”
“What?”
“Oh, of course, you wouldn’t know—Chocolate Frogs have cards, inside them, you know, to collect—famous witches and wizards. I’ve got about five hundred, but I haven’t got Agrippa or Ptolemy.”
Harry unwrapped his Chocolate Frog and picked up the card. It showed a man’s face. He wore half-moon glasses, had a long, crooked nose, and flowing silver hair, beard, and mustache. Underneath the picture was the name Albus Dumbledore.

This map showed a set of passages he had never entered. And many of them seemed to lead – ‘Right into Hogsmeade,’ said Fred, tracing one of them with his finger. ‘There are seven in all. Now, Filch knows about these four –’ he pointed them out, ‘– but we’re sure we’re the only ones who know about these. Don’t bother with the one behind the mirror on the fourth floor. We used it until last winter, but it’s caved in – completely blocked. And we don’t reckon anyone’s ever used this one, because the Whomping Willow’s planted right over the entrance. But this one here, this one leads right into the cellar of Honeydukes. We’ve used it loads of times. And as you might’ve noticed, the entrance is right outside this room, through that oneeyed old crone’s hump.’ ‘Moony, Wormtail, Padfoot and Prongs,’ sighed George, patting the heading of the map.

The next chamber was so dark they couldn’t see anything at all. But as they stepped into it, light suddenly flooded the room to reveal an astonishing sight. They were standing on the edge of a huge chessboard, behind the black chessmen, which were all taller than they were and carved from what looked like black stone. Facing them, way across the chamber, were the white pieces. Harry, Ron and Hermione shivered slightly – the towering white chessmen had no faces.

“D-Dia-gon Alley,” he coughed. It felt as though he was being sucked down a giant drain. He seemed to be spinning very fast—the roaring in his ears was deafening—he tried to keep his eyes open but the whirl of green flames made him feel sick—something hard knocked his elbow and he tucked it in tightly, still spinning and spinning—now it felt as though cold hands were slapping his face—squinting through his glasses he saw a blurred stream of fireplaces and snatched glimpses of the rooms beyond—his bacon sandwiches were churning inside him—he closed his eyes again wishing it would stop, and then— He fell, face forward, onto cold stone and felt the bridge of his glasses snap. Dizzy and bruised, covered in soot, he got gingerly to his feet, holding his broken glasses up to his eyes. He was quite alone, but where he was, he had no idea. All he could tell was that he was standing in the stone fireplace of what looked like a large, dimly lit wizard’s shop—but nothing in here was ever likely to be on a Hogwarts school list. A glass case nearby held a withered hand on a cushion, a bloodstained pack of cards, and a staring glass eye. Evil looking masks stared down from the walls, an assortment of human bones lay upon the counter, and rusty, spiked instruments hung from the ceiling. Even worse, the dark, narrow street Harry could see through the dusty shop window was definitely not Diagon Alley. The sooner he got out of here, the better. Nose still stinging where it had hit the hearth, Harry made his way swiftly and silently toward the door, but before he’d got halfway toward it, two people appeared on the other side of the glass—and one of them was the very last person Harry wanted to meet when he was lost, covered in soot, and wearing broken glasses: Draco Malfoy.

Мне кажется, лаконичный язык леди Джоан основан на желании описывать словами воображаемые киносцены.

И это тоже неточно, но у меня устойчивое впечатление, что Джоан Роулинг очень любит Льюиса Кэрролла и хотела написать свою историю о том, как маленький ребенок попадает в третье место – Хогвартс, напоминающее и Страну Чудес, и Зазеркалье. Писательские схемы знакомства героя и читателя с персонажи и декорациями кажутся весьма похожими. Извините.


В “Тайной комнате” автор начинает описывать психологические проблемы достойные пера Достоевского. Несколькими штрихами, но это достаточно повзрослевшему и внимательному читателю. Эльф Добби, паук Арагог, призрак Миртл… Это всё не люди, а если относиться к ним как к людям? Раб Добби искренне хочет помочь и только вредит Гарри, зато вечно испытывает чувство вины перед ублюдочным хозяином. Хагрид думает, что они с Арагогом друзья, а возможно так думает даже сам паук. Плакса Миртл – вечный пример, до чего доводит заурядная школьная травля и неспособность перестать концентрироваться на обидах… Страшно?


Young Sherlock Holmes” 1985, сценарист – Крис Коламбус.
Шерлок и Ватсон – ученики элитного английского интерната, Ватсон внешне похож на Гарри. Кроме них в “золотом трио” есть умная и начитанная девочка. Она дочь старенького и по-хорошему комичного экс-директора. Юного беловолосого аристократа, строящего козни Шерлоку, зовут Дадли. Учитель фехтования – тайный злодей со второй личиной, особенно напоминает учителя ЗОТИ Квиринуса Квирелла в фанфике Юдковски… Некоторые сцены и некоторые крупные планы школьных стены – это вот очень Хогвартс. Сценарист – Крис Коламбус.


“Он странный человек Дамблдор. Я думаю, что он просто хотел дать мне шанс. И что он, в общем, знает обо всем, что здесь происходит. Так что Дамблдор был в курсе того, что мы задумали. Однако вместо того чтобы остановить нас, он меня кое-чему научил, подготовил меня к тому, что должно было случиться. Не думаю, что я случайно нашел зеркало Еиналеж, — это он подталкивал меня к тому, чтобы я его нашел, и сам объяснил мне, как оно действует. Мне даже кажется, это он решал, есть ли у меня право встретиться один на один с Волан-де-Мортом. И я доказал, что готов к этому…” – слова Гарри в финале “ФК”.

Об этом есть интересная теория “Большая Игра профессора Дамблдора”. Созвучные ей мысли мельком высказывал Дэвид Колберт в научно-популярной книге “Волшебные миры Гарри Поттеры”. У “Большой игры” много хороших идей и интересных мыслей. Анализ первой книги, проведенный “Большой Игрой”, весь или почти весь правильный. Слишком просто и почти негде ошибиться. А вот анализ “Тайной комнаты” демонстрирует, что авторы БИ лоботомированы:
1. Про начало “Тайной комнаты они пишут “Золушка тоже начинает терять сказочную идеальность. Мальчик злопамятный и не хочет налаживать отношений с Дурслями – он предпочитает посчитаться, отомстить”.
Но Гарри 11 лет, откуда ему знать, что он может попробовать договориться с Дурслями? Дурсли давали ему читать популярную психологию или Дамблдор давал ему наставления?
2. БИ уверенно полагает, что Дамблдор нанял Златопуста Локонса на работу не из-за дефицита выбора, а с целью показать Гарри к чему приводит неумеренное стремление к славе любой ценой. Локонс – скверный человек, но его PR-методы отлично работают. Откуда Альбусу знать, что этот пример если и повлияет на Гарри, то в правильную сторону?
3. БИ говорит что отстранение Альбуса от директорского кресла было и по его плану тоже. Но как Альбус мог быть уверенным, что его потом позовут обратно? Этих сомнений нет в теории “Большой игры”, как и комментариев, стало ли неожиданностью для директора полумёртвое состояние Джинни в Тайной Комнате.
4. Зато БИ уверенно и бездоказательно пишет, что Дамблдор договорился с фордиком (!) чтобы фордик приглядывал за Гарри и Роном в Запретном Лесу.


“Узник Азкабана” – моя самая любимая часть поттерианы. На самом деле, я завидую последним неделям каникул Гарри в Косом Переулке. Я хочу тоже приехать на Ночном Рыцаре в меметичный трактир, выходящий на волшебный квартал с достопримечательностями и магазинчиками. И ещё ходить пить чай к Сивилле Трелони.
Забавно, вопреки штампу, что английская культура пропитана уважением к закону “дура лекс сед лекс” (в отличие от российского правового нигилизма!) взгляды всех персонажей на закон легко переносимы на мировоззрения представителей любой нации. А уж как мил русской душе сюжет о невинно осужденном преступнике.

Трелони действительно умеет развеевать туман над будущим. Иногда ошибается на тютельку. For example, Сивилла Трелони увидела Грима на дне чайной чашки Гарри – а Сириус оказался не только пёсиком-анимагом, а пёсиком с улицы Гриммо. “То что вы больше всего боитесь случится в пятницу шестнадцатого числа” – м.б. Лаванда Браун боялась прежде всего не смерти кролика, а извещающего письма. Невилл действительно разбил чашку, а Гермиона покинула курс занятий прорицаний, и это самосбывающиеся пророчества. Ох, эти постмодернистичные игры Роулинг с судьбой и читателем. В “Кубке огня” Трелони продолжает предсказывать скорую смерть Гарри – и он действительно умрет в семнадцать лет, но не окончательно.
Обескураживающе выглядят слова МакГонагалл, что Трелони ежегодно предсказывает кому-то из новых учеников смерть. Но МакГонагалл не цитирует её предсказания. Вдруг Трелони на самом деле предвещала беду или дальнюю и опасную дорогу… И Гарри Поттер пока не стал министром магии и отцом двенадцати детей, как обещала Трелони после интервью в “Придире”, но м.б. у главы мракоборцев всё впереди?

Теперь насчет рождественского ужина:
“На Рождественский ужин в 1993 году Сивилла спустилась в Большой зал неожиданно даже для себя:
— Я глядела в магический кристалл, господин директор, и к своему вящему удивлению, увидела себя: я покидаю своё одинокое убежище и спускаюсь к вам.
На то Рождество в Хогвартсе осталось очень мало народу и все, и преподаватели, и немногие студенты, сидели за одним столом. Внезапно Трелони отказалась садиться за стол:
— Если я сяду, нас будет тринадцать. Не забывайте: когда вместе обедают тринадцать человек, кто первый встанет, тот первый умрёт”.

Статья “Сивилла Трелони” на сайте ru.harrypotter.wikia.com – глупая, а её раздел “Маленькие предсказания” глуп до невозможности.

Дадим ей слово!

Естественно, Альбус Дамблдор не слишком поверил такому заявлению и призвал Сивиллу не придавать значения суевериям. А стоило бы. Потому что без Сивиллы за столом Большого Зала действительно было тринадцать человек. Тринадцатым был Питер Петтигрю, который в виде ручной крысы сидел за пазухой у Рона Уизли. Неизвестная сила заставила Сивиллу спуститься вниз к пирующим, чтобы быть… четырнадцатой.

Однако это не спасло положения – Дамблдор привстал, приветствуя ее (это действие тоже обозначается в оригинале словом rise), и умер спустя три с половиной года (первым из тринадцати до того, как Сивилла села за стол).

А это Вернон Дурсль в роли Эркюля Пуаро в фильме Thirteen at Dinner, 1985

Брехня. Роулинг не вообще пишет, был ли Питер вместе с Роном на обеде.
В оригинале использовано не “rise”, а “standing up”. В этом разговоре Трелони просто произносит пословицу-суеверие, не оформляя её как предсказание. Но даже если стодвенадцатилетний (!) Дамблдор отнесся всерьез к этим словам, он мог захотеть посмеяться над суеверием и намеренно привстать.


– Как жаль, что Бильбо не убил мерзкую тварь. Ведь это было так просто!
– Жаль, говоришь? Верно! Именно жалость удержала его руку. Жалость и Милосердие. У него не было нужды убивать, и он сжалился. 

В финале Роулинг вешает “ружье Чехова”, которое выстрелит вхолостую. Из-за милосердия Гарри (в том числе!) сбежал Хвост. Хвост потом тоже пожалеет Гарри, и Гарри сбежит из поместье Малфоев, воспользовавшись возможно лишь секундным промедлением – но Альбус, утешая Гарри, очевидно, имел в виду нечто большее:

“— Но… — Гарри поражённо взглянул на Дамблдора: как можно над этим шутить? — Из-за меня Сириус и профессор Люпин не убили Петтигрю! Если Волан-де-Морт вернётся, в этом буду виноват я!
— Не будешь, — безмятежно ответил директор. — Неужели, Гарри, твоё приключение с Маховиком Времени ничему тебя не научило? Последствия наших поступков всегда так сложны, так разнообразны, что предсказание будущего и впрямь невероятно трудная задача. И профессор Трелони — храни её Бог — живое тому доказательство. Это был замечательный поступок — то, что ты спас жизнь Петтигрю!
— А вдруг он поможет Волан-де-Морту вновь обрести силу?!
— Петтигрю обязан тебе жизнью. Ты послал к Волан-де-Морту того, кто перед тобой в неоплатном долгу. Когда один волшебник спасает жизнь другому, между ними создаётся связь… или я сильно заблуждаюсь, но вряд ли Волан-де-Морт захочет, чтобы его слуга был в долгу у Гарри Поттера.
— Но я не хочу, чтобы между мной и Петтигрю была связь! — вскипел Гарри. — Он ведь предал моих родителей!
— Это самые сокровенные глубины магии, Гарри, её непостижимая суть… Но поверь: может быть, наступит день, когда ты будешь рад, что сохранил жизнь Питеру Петтигрю”

Не знаю, собирался ли Альбус попытаться выследить Петтигрю или решил покориться Провидению, которое, пожалуй, заботилось о Гарри для противостояния Темному Лорду не меньше чем он. Как мне говорили филологи, это почтеннейшая британская литературная традиция – делать Судьбу важной направляющей силой в своих книгах.


А в фанфике Tempus Colligendi есть интересные слова:

“— А дальше война. Простите, но если сейчас что-то поломать быстро и начисто — хотя взять Волдеморта чисто сейчас уже так и так не выйдет, — так вот, если что-то резко погасить, проблемы просто будут копиться и дальше. Знаете, у нас получится, как в моей Франции, — не пройдет и двадцати лет, и господа супрематисты сядут в правительство совершенно законно.
— Да, это линия Люциуса Малфоя, — кивнул директор. — Может быть, возвращение Тома — даже и к лучшему, потому что остановить Малфоя спокойно я уже не мог. Моя вина.
— Да что тут поделать, — отмахнулся Гарри. — В общем, я хочу дать кризису возможность выгореть. Пусть все, кто может поддержать Волдеморта, поддержат его. Пусть выставят себя во всей красе. И пусть те, кто может поддержать меня… нас — тоже выйдут на свет. Так будет проще”

Корнелиус Фадж ослеплен любовью к своему посту и придает, всегда придавал, слишком большое значение так называемой чистоте крови. Люциус Малфой, бывший Пожиратель Смерти, в фаворе. Смотреть на грязнокровок как на людей второго сорта – социальная норма. Отношение Волдеморта к грязнокровкам – это самый черный оттенок палитры. Большинство магов относится к ним мягче и ненавидят Волдеморта за тероризм и не хотят его в диктаторы.
После битвы за Хогвартс оставшиеся в живых её герои начинают восхождение к вершинам власти и получают возможности для построения толерантного общества. А Гермиона даже станет министром магии!


Фанфик Tempus Colligendi настолько замечателен, что читать после него “Кубок огня” скучновато. Гарри, попаданец в себя из своего же будущего, пользуясь послезнанием изящно комментирует происходящее и вскрывает подноготную турнира.

Поэтому поговорим о втором узнике азкабана, Бартимеусе Крауче-младшем. Это великолепный человек. Идейный сторонник темного лорда, превосходный актер и педагог. Весьма рационально мыслящий и великодушный, несмотря на проведенную в заточении зрелость. Барти ненавидит своего отца и желает зла тем пожирателям смерти, которые оказались трусами. И только! Впрочем, вероятно, он садист. Но когда он показывает круциатус, империус и авада кедавру на пауках, он упивается (прежде всего) своим профессионализмом. Школьникам действительно полезно знать это и уметь противостоять империусу. К Гермионе относится с большим уважением. Он участвовал в нападении на родителей Невилла, но такова логика войны. С самим Невиллом Барти общается весьма вежливо и даже морально ободряет, даря ему отличную книжку. Барти хорошо преподает предмет, зная что некоторые ученики захотят сражаться против Тёмного Лорда. Жаль, что Барти не читает лекции по рациональному мышлению. Кажется, его семья дала ему отличное, хоть и жесткое, чистокровное воспитание и в т.ч. поэтому он презирает хорька Драко. Да, отец мало времени уделял семье, но время было военное!
Я основываюсь на предположении, что все действия и реплики лжеГрюма были важны не только для маскировки и выполнения задания, но и для раскрытия своего образа.


“Орден Феникса” – книжка очень страшная. Самое страшное обрисовано только контурами. Наверно, так лучше. Пусть школьникам будет затруднительно проникнуться всей душой подробностями этого.
Министерство Магии (в лице Долорес Амбридж) оказывает мощное давление на Гарри Поттера, расшатывая его неокрепшую детскую психику. МакГонагалл в ответ на поттеровы жалобы велит быть сдержаннее. Дамблдор не оказывает Гарри никакой психологической поддержки. А с чего бы ему задуматься о том, что Гарри нуждается в такой помощи? Директор Хогвартса ведь сто лет назад привык свысока смотреть на шумиху, производимую подонками и глупцами. А о наказании писать кровавые строчки мальчик молчит. Ещё у Гарри болит шрам. Ещё Гарри обижает Северус.
В это время в нехорошем особняке на Гриммо 12 Сириус Блэк сходит с ума, он не может оттуда выйти, а его душа искалечена Азкабаном. Сириусу действительно надо быть намного вежливей с Кикимером, но может ли он это?
В психологическом аду, где оказались Гарри и Сириус, оба могут поступать разумно, но это почти невозможно. Поттер забывает о зеркале, которое дал Сириус, а тот не напоминает об этом хотя бы через Люпина возможно из деликатности. Гарри простительно делать глупости, он подросток. В Отделе Тайн Сириус гибнет солдатом на войне, его смерть не была напрасна, это битва – военный и политический выигрыш Ордена Феникса. Если мысленно убрать happy-элементы в концовке, к которым обязывает жанр подросткового героического фэнтези, то Гарри Поттер был бы не только виновником смерти Сириуса, но и кого-то ещё из учеников и орденцев в проигранной битве. Тогда тоже можно привести аргументы в пользу тезиса, что отчаянные безрассудные действия Гарри простительны  в силу возраста. Но если ещё и представить, что Роулинг писала не о школьниках, а о университетских студентах, всё будет выглядеть крайне паскудно. Здравствуй, дедушка пиздец. С таким чувством вины вообще можно жить?


By the way, я благодарю Роулинг за опровержение не только стереотипа что хорошие люди должны не отвечать злу насилием, но и стереотипа что такая борьба должна вестись чисто и благородно. Нет ничего плохого ни в том, что Гермиона заколдовала список учеников прыщами позора, ни в том, что близнецы наколдовали болото в коридоре Григория Льстивого и запихнули Монтегю в исчезательный шкаф. “Здесь хитрецы к своей цели идут, мало каких стесняясь путей”.

Почему Гарри выбрал в качестве спутницы жизни не Чжоу Чанг? Потому что к ней он испытывал только постоянную слабую симпатию. Ни одной фразы, указывающей на что-то большее, в книгах нет.

Очень видно, как Рон не справляется с ролью старосты. Пожалуй, только лопатой можно вбить в него осознание того, что другим школьникам простительно считать что Гарри и Дамблдор лгут о возрождении Темного Лорда, и нельзя так невежливо вести себя по отношению к людям, которые вообще-то пришли в Кабанью Голову послушать, что вы с Гарри им скажете.

Многие упрекают Северуса Снейпа в том, что он не пытался вылечиться от неразделенной и отвергнутой любви. Но именно это он, похоже, и пытался сделать, и именно это привело к этому вот всему. Пытаясь отвлечься, он стал глубоко изучать зельеварение, темные искусства, окклюменцию, завел полезные знакомства став коммуникабельным (пусть он не хочет часто мыть голову, зато его уважает даже Люциус – это не может быть на пустом месте) и почти убедил себя в том что Лили его не заслуживает. Я верно догадываюсь, миссис Роулинг?


Насколько мне нравится сюжетная композиция в “Принце-полукровке”, настолько же я презираю сюжет “Даров смерти”.
В “Принце-Полукровке” замечательная полифония. Орден Феникса и Гарри противостоят Волдеморту. Трудные и увлекательные хогвартские уроки. Загадка принца-полукровки и роскошный Слизнорт, вокруг которого интересных ситуаций не меньше чем вокруг Снейпа. Мы видим воспоминания из прошлого Риддла, вместе с директором занимаемся непосмертным непсихоанализом. Лениво раскрываются тайны. Параллельно тикает бомба – задание для Драко убить Дамблдора. На заднем плане – гражданская война, которую наши проигрывают. А ещё в школе кипят любовные страсти. Ну, прелесть же.

Повторюсь, Слизнорт роскошен. Может быть, у Роулинг спросили “а среди твоих положительных персонажей есть кто-то, кто просто радуется жизни?”. Ок, мороженщик Флориан, а ещё? Кто-то, кто подробно прописан? Все они служат идее и/или у них не получается жить в своё удовольствие. Ты уверена, что ты не дочь “типичного русского интеллигента” Люпина, а он не внук князя Толстоевского? Так, извини, но Артур Уизли – это полный Саша Лужин.

Перечитайте четвертую главу шестой книги и ещё раз влюбитесь в старого зельевара:

“Там, где всего секунду назад лежало кресло, скорчился невероятно толстый лысый старик. Он потирал себе живот и обиженно косился на Дамблдора слезящимися глазками.
— Совсем не обязательно было тыкать с такой силой, — проворчал он, тяжело поднимаясь на ноги. — Больно ведь!
Свет от волшебной палочки искрился на его блестящей лысине, выпученных глазах, пышных серебристых усах, как у моржа, и полированных пуговицах тёмно-бордовой бархатной домашней куртки, надетой поверх сиреневой шёлковой пижамы. Его макушка едва доставала Дамблдору до подбородка”.

“Слизнорт подал бокал Дамблдору, усевшемуся без приглашения, сунул поднос в руки Гарри, а сам погрузился в подушки починенного дивана и в неприязненное молчание. Ножки у него были такие коротенькие, что не доставали до полу.
— И как же ты поживаешь, Гораций? — спросил Дамблдор.
— Не очень хорошо, — сразу же ответил Слизнорт. — Лёгкие никуда не годятся. Хрипы. И к тому же ревматизм. Хожу с трудом. Что делать, возраст. Постарел я. Устал.
— Однако ты, должно быть, двигался довольно резво, чтобы подготовить нам такой любезный приём за столь короткое время, — заметил Дамблдор. — Вряд ли ты узнал о нашем приходе больше чем за три минуты.”

“— Так как же, Гораций, все эти предосторожности на случай незваных гостей… От кого ты всё-таки прячешься — от Пожирателей смерти или от меня?
— Да зачем нужен Пожирателям смерти такой жалкий, измученный жизнью старикашка, как я?
— Полагаю, для того, чтобы обратить твои весьма немалые таланты на запугивание, пытки и убийства, “

Мне кажется, или Роулинг так пересказывает визит Гэндальфа к Бильбо перед 111 днем рождения?

“Всё это мои бывшие ученики, и все фотографии с подписями. Обрати внимание, вот это Варнава Кафф, главный редактор «Ежедневного пророка», он всегда интересуется моим мнением о последних новостях. А это — Амброзиус Флюм, владелец «Сладкого королевства», непременно присылает целую корзину сладостей на день рождения, и всё потому, что я ему устроил знакомство с Цицероном Харкиссом, который первым взял его на работу! А в заднем ряду, если вытянешь шею, ты сможешь увидеть Гвеног Джонс — она, как всем известно, капитан команды «Холихедские гарпии». Многие удивляются, что я в дружеских отношениях с «Гарпиями» и в любой момент могу получить бесплатные билеты на их матч!”


Теперь к теме Дамблдора. Важно, что он не просто готовил Гарри для противостояния Волдеморту, но еще и любил его как внука (“Ты был слишком дорог мне. Твое счастье было для меня важнее, чем твое знание правды, твое душевное спокойствие — дороже моего плана”).  Наверно, поэтому подолгу беседует с Гарри о Риддле, это единственнае уроки психологии, которые Альбус даёт парню – лорд Честерфилд бы охренел от такой минималистичности в преподавании житейской мудрости.
Фанфиков с Дамбигадом очень много. Многим не нравится, что Дамблдор – интриган, манипулятор и скрывает важное от всех, кому это важно. К сожалению, когда есть пророчество и Темный Лорд, такая стратегия поведения – правильная. Претензии могут быть только к отдельным политическим и воспитательным решениям. Десять лет жуткой жизни у Дурслей для воспитания скромности… Ок, Дурсли нужны для магической защиты, но Дамблдор не поправлял их никак. Отсутствие психологических бесед для лечения Гарри от закомплексованности. Гарри боится Снейпа, исключения и почти все до невроза.
Популярность дамбигада основана на том, что многие фикрайтеры считают степень вмешательства директора в жизнь Гарри чересчурной. К сожалению: пророчество, прочество и еще раз пророчество. Фикрайтеры часто рисуют директора козлом, который даже не имел благих целей. Это понятно. Злодеи обожают оправдываться благими целями. Но если бы у меня было время, я бы написал фанфик о дамбигаде, который пользовался сомнительными средствами для исполнения какого-нибудь особо стремного пророчества, чьё исполнение он считал сверхважным по метафизическим причинам. Как в HPMoR, только хуже. Сам Альбус в моем фанфике был бы очень добродушным и хорошим как дедушка Мороз. Также я написал бы о том, как он провалил свои планы во внутренней политики магической Британии. И никому не было бы дела, что Альбус был нравственным человеком и хотел как лучше. Вот еще клевая идея для “дамбигада” http://fanfics.me/message43130
А лучший Дамбигад, который просто хитроумный (до нереалистичности) и эгоистичный – http://fanfics.me/fic42488 Фик очень приятный. Много экшена и интересно поданных реалий волшебного мира.


Три значительных претензии к сюжету “Даров смерти”:

1. Поиск крестражей и даров смерти слишком быстрый.

2. Первая магическая война – это террористическая война. Это как ирландские повстанцы IRA боролись за независимость – на это остальной мир мог не обращать внимания. Но во второй магической Волдеморт взял власть

3. Снейп не должен был сообщать Тёмному Лорду о дате отъезда Гарри из дома Дурслей. В реальности эту дату наверняка изменил бы Орден Феникса после предательства двойного агента.


Линия Драко Малфоя. Многие считают персонажа неотыгранным и нераскрытым, и сокрушаются что никто не позаботился о его воспитании. Лучший роман воспитания Драко – это “Часы и письма” Лоры Бочаровой, где воспитатель – его любимый декан. Создатели “Большой Игры профессора Дамблдора” плачутся о том что Гарри стоило бы с ним подружиться. Сама Роулинг считает, что с такими как Драко можно общаться, лишь используя хотя бы вербальные тумаки. Весь Орден Феникса не смог придумать как иначе можно повлиять на Дурслей, духовных клонов семьи Малфоев, только буржуев а не аристократов.

К слову, насколько Дурсли – дерьмо, Джоан Роулинг поясняет на примере плохих взрослых людей в “Случайной Вакансии”. Иногда Дурслей оправдывают тем, что Гарри им навязывали. Но Дурсли могли бы от него просто отказаться, а если уж приняли, то ЗАЧЕМ было издеваться над ним? Верно, у Дурслей много психологических проблем. Верно, Гарри невольно мучал не только Снейпа тем, что напоминал Джеймса и Лили, но и Дурслей тем, что напоминал о магическом мире. Но это всё абсолютно не повод для взрослых людей делать больно Гарри.


Пару слов о “Проклятом дитя”. Я видел мнение, что фандом не принял это произведение потому что оно абсолютно не сказочно и там очень много о том, какие отвратительные личности могли вырасти из золотого трио после победы на Волдемортом.
Действительно, в “Проклятом дитя” есть жутко сыгранная тема конфликта отцов и детей. Но прочувствовать её как следует мешает счастливый финал и отсутствие подробностей. Сюжет закручен очень плохо. Жаль, пьеса не вышла на дисках и не была показана в кинотеатрах. Многое можно было бы простить пьесе за то, как её красиво ставят на сцене.


Кстати, вы заметили, что в эпилоге “Даров смерти” человек с эмоциональном диапозон чайной ложки Рон Уизли говорит что провалил экзамен по вождению, применил “конфундус” к инспектору и много и тупо шутит? Разумеется, всё это – не так чтобы очень недостатки, но Рон Уизли не проявляет себя с положительной стороны в эпилоге вовсе. У его характера вообще остались плюсы?

2018.