Черновик Старшеарканника

Для архивов. Если вы это видите, простите 🙂

ОСКОЛКИ ПРОШЛОГО

  1. The Fool  (Шут)

На карте – юный клоун в лазурно-багряном пончо и зеленой тунике, жонглирующий померанцами и лаймами. Очень длинные ноги. Туловище выглядит коротким, но я знаю, что это мой дед, пан Адан Ян, и что он более чем саженного роста.

  1. The Magician (Маг)

Вечный юноша с толстыми ресницами, пухлыми щеками, острыми скулами и выпирающим подбородком, каштановыми кучерявыми волосами и бакенбардами.  Одет в черный длиннополый сюртук и брюки, остроносые туфли. Рядом пудель. На шее у мавра зеленый узорчатый платок. На левой руке – волшебное железное кольцо с рубином.

Юноша похож на старинного заморского поэта, знаменитого стихами и поэмой о дьяволе, на которую ушло шестьдесят лет, открытиями в минералогии и анатомии и теорией физиологического восприятия цветов. Теорию, впрочем, в пух и прах разбил алхимик, управлявший после великой чумы монетным двором в Островном Королевстве. Болтали еще, что алхимик на старости лет свихнулся на почве богословия, а поэт нашел философский камень.

Колдун приходил к Адану дважды. Выпускнику гимназии мавр предложил гениальность, а что хотел взамен – не знаю. Может, и ничего, но Адан всё равно рассердился, может, потому что мавру никто не делал такого подарка, и всего, чего мавр достиг, мавр достиг сам. А, может, дед выклянчил у мавра очень долгой жизни.

Второй раз колдун явился, когда Адан заблудился на половине странствия земного и очень много пил из-за неудач. Я вновь не знаю, о чем они говорили, но колдун потребовал нарисовать старшие карты таро для гадания. Может, это было наяву. Может, во сне. Наяву с девятнадцати лет после контузии в гражданской войне у деда отвратительный тремор рук. Из-за этого неудачливый прапорщик стал драматургом вопреки мечтам о карьере архитектора.

  1. The High Priestess (Верховная Жрица)

Мария не была даже инквизитором, ей только обещали зачисление в академию если отставной молодой офицер влюбится в неё. И дед вскоре сменил заговорщическое подполье на тюрьму и пять с половиной месяцев ждал своей казни. Она же влюбилась в Адана так сильно, что молила скорее казнить ведь она не вынесет муки ожидания.

Загорелая кожа цвета отполированной меди. Окрашенные в золотой цвет волосы. У моего деда рыжий – это естественный цвет волос, а она хотела быть его копией, более яркой чем оригинал, потому что у обоих от природы синий цвет глаз. Очаровательное полупрозрачное белое платье с золотыми застежками. Маленький шрам на губе. Мария носила белые перчатки, снимая их только перед тем как лечь в постель или для карточной игры.

На картинке она, сидя на кровати, тасует колоду. Она всё ещё в перчатках, потому что чувствительность пальцев, которые она так бережет, потребуется не в первом раунде. На заднем плане – пианино, на котором она блаженными вечерами играла фугу «Жонкиль и нарцисс».

  1. The Empress (Императрица)

Последняя императрица была дурой. Бабушка ее мужа (отрекшаяся от престола согласно тексту манифеста из-за проблем с сердцем, на деле – из-за боязни апоплексического удара) нарочно подобрала для внука такую партию.

На знаменитом парадном портрете последняя императрица намалевана с единорогом. Пошлые языки говорили, что это намек на фригидность, злые языки – на то, что в ней можно уважать только императорское звание.

И если бы императрица согласилась абортировать плод с гидроцефалией вместо родов и последующей терапии, император в последние два года наверняка бы принимал политические решения более мудро и спокойно. Может, не было бы даже гражданской войны, может, он бы ее выиграл. Чем черт не шутит.

На этой карте – только белоснежный единорог, который гарцует на фоне фонтанов царского сада и огромных кипарисов в сверкающем лунном свете. У единорога зеленые глаза, светло-серая грива и янтарные копыты, а в основании винтообразного как у нарвала рога красный карбункул.

  1. The Emperor (Император)

А тут вместо парадного портрета дед хохоча перерисовал золотую королевскую монету, которой он получал стипендии на военных курсах.

На монете только и всего сходства с последним королем – бородка клином и волосы, остриженные в тонзуру. Как и его предшественники, он облечен в пурпурную мантию, расшитую самоцветами и отороченную горностаем, а правой рукой держит скипетр, на навершии которого львиная голова.

  1. The Hierophant (Верховный жрец)

На столе накрахмаленная сиреневая скатерть, туберозы, персики, сыр, вино, фарфоровые игрушки и бронзовая статуэтка со сколотым левым ухом. В неё заключен разбойник и расстриженный священник Иван Каин. Он явился из бесами забытого города в горах и управлял нашей столицей двенадцать абсурдных лет после гражданской войны. Руки разбойника раскинуты так словно он и сейчас пытается защититься скамейкой от магического луча.

  1. The Lovers (Влюбленные)

По аллее идут мальчик и девочка из вошедшей в школьные учебники сказки Адана. Мальчик опирается на трость.  У мальчика не было ноги, с ним никто не играл, зато он был мучительно влюблен в эту девочку и мечтал сброситься с обрыва. Девочка случайно нашла лампу с джинном, и попросила исцелить этого упрямого осла. Ребята так странно нежны словно Кей и Герда. Счастливые идиоты.

  1. The Chariot (Повозка)

Алый трамвай с рожками в форме открывашки для сладкой газировки, на котором дед ездил по длинной улице Зеленная в издательство и театр первые месяцы после гражданской. Осенью и зимой трамвай часто продувало, салон иногда был засыпан желтыми листьями и снегом. Внутри краснодеревянные скамейки и поручни. Вверху – теплые круглые лампочки, дающие резкий свет. У кондуктора можно приобрести безвкусный кофе и нужно взять свежую газету.

  1. The Justice (Справедливость)

Та же виселица, которая на двенадцатой карте, но тут висит сам палач. Он повешен за шею, а его брюхо так замечательно вспорото что потроха вывалились. А ноги палача сами сошли с трухлявого пня когда боль стала невыносимой, пень не опрокинут. Рядом его товарищи в костюмах чумных докторов.

Мой дед любил говорить, что на Земле есть только один вид справедливости. Хоть и  не проворным достается первенство в беге, не храбрым — победа и не мудрецам — богатство, зато творящий крупное зло сам часто терпит его от других, ведь к этому приводит его беспокойная жизнь. Злодей нередко карается другими злодеями.

  1. The Hermit (Отшельник)

Кот Гензель вел почти монашескую жизнь.

Обросший шерстью в серо-черную полоску длинноусый кастрат, двадцать два года предпочитавший спать и видеть сны с открытыми глазами цвета свежей травы рядом с неисправными антикварными пистолетами и средневековыми трактатами в переводах Элоизы Ламбер и барона Осипа. Кот обожал пить подогретое молоко, игнорировал гостей, купался в пруду и дружил с огромной крысой.

Подозреваю, Гензель даже не знал о существовании внешнего мира.  

  1. The Wheel of Fortune (Колесо Фортуны)

Подслеповатый и седой грузный старик в сером фрачном костюме вновь раскладывает колоду таро против часовой стрелки на своем письменном столе из мореного дуба. Сейчас Адан проверяет, все ли карты на месте, а за этим столом он и помрет от сердечного приступа когда ему исполнится сто лет.

  1. The Force (Сила)

Фарфоровая вытянутая в высоту кофейная чашка, с рельефным узором под панцирь черепахи..

“Кофеиновая ломка – это бархатный застенок с тошнотой, мигренью и сонливостью”.

“Скоро полночь, свеча догорела. О, заснуть бы, заснуть поскорей… Но смиряйся, проклятое тело, перед волей мужскою моей”.

Больше прочего дед любил сваренный на песке кофе с апельсиновой коркой, гвоздикой и розочками.

  1. The Hanged Man (Повешенный)

Учебники юриспруденции твердят, что смысл повешения в том, что в отличие от него экзекуция через отсечение головы или расстрел слишком похожи на гибель в бою, то есть, похожи на кончину, если не геройскую, то хотя бы не позорную. А ещё тело повешенного можно оставить надолго для демонстрации наказания и на потеху воронам.

Шут повешен вниз головой за левую ногу. Правая нога согнута в колене, руки скованы за спиной. Я не знаю, сколько так умирают. Час, два, сутки?

Его палач облечен в плащик из змеиной кожи, который палач снял с заграничного франта. Сама виселица по форме похожа на число Пи, танцующее и пьяное.

Октябрь.

  1. The Death (Смерть)

Старый граммофон играет кофейную кантату.

Виктория, моя тетя, очень любила и умела петь. Все преподаватели и гости, а среди них кто только не был, её хвалили. Вика умерла из-за разрыва сердца потому что не слушала врачей и продолжала петь. За полгода до смерти она отказала жениху, потому что не хотела чтобы он видел как страдает она.  Сейчас эта пластинка доиграет, и слуга поставит вторую, на ней она поет адскую арию из оперы “Смешная жизнь, или волшебная свирель крысиного короля”, а третья пластинка – это её смех среди дельфинов.

Когда человек умирает, в его голове играют три пластинки.

Первая – обычное мировосприятие. Затем, при прекращении циркуляции крови и кислорода в мозгу, вторая – боль, агония, ужас. А когда выключится процесс генерации этих неприятных чувств, но пока ещё будет сознание: блаженство, ощущение свободы и, самое главное, иллюзия того, что финал жизни отодвинулся далеко-далеко.

  1. Temperance (Умеренность)

На карте нет изображения, только надпись всё пошло кувырком, и мир теперь книзу крышкой кверху дном.

  1. The Devil (Дьявол)

Поляна среди погибших от молний дубов. Впереди – дуб, в котором вытесана злая драконья морда. Ангелы из третьего класса седьмой небесной школы ради забавы швырялись молниями в неё и истребили весь лес.

  1. The Tower (Башня)

На карту перерисован знаменитый “Остров” чарующей Флоры Свит, который в первой половине прошлого столетия висел в каждом бюргерском доме.

  1. The Star (Звезда)

Скальный остров в океане. Русалки играют на флейте, причесывают себя костяными гребнями и поют, ожидая капитанов кораблей сбившихся с курса. Горькая беззвездная ночь.

  1. The Moon (Луна)

Портовая ночь и подводная лодка, наполовину вынурвшая из воды.

Рядом сквозь отражение полной луны проходят облака.

  1. The Sun (Солнце)

Розовая заря, время, которое я обожаю больше всего: после полной работы ночи чувствуешь прилив сил и оптимизма, а мир кажется слишком прелестным.

Моего деда как-то раз сплавили на холодных новогодних каникулы к нашему родичу, генералу Людвигу Блоку, в огромную квартиру в самом сердце столицы. Дед мучился насморком, кашлем, гриппозной температурой, никуда не выходил из своей комнаты и мог только любоваться видом из окон на гастроном, в витринах которого плясали огромные деревянные куклы-марионетки и ждать вишневых штруделей с медом.

  1. The Judgement (Суд)

Моей тете десять лет. Она нашла переписку Адана с другом. Девочка строго спрашивает у деда, устроившегося в любимом кресле стиле модерн, как он может ненавидеть всемогущие Власти и замышлять против них всякие гадости?

Старик что-то говорит. Дочка рыдает еще пуще, говорит, как он может быть таким нечестным… Адан говорит, что в отличие от почти всех коллег, он не вставил в свои сказки и пьесы ни одной строчки, прославляющей всемогущие Власти.
Дочка говорит, что это неважно. Он всё равно помогал тем, кого ненавидел. Потому что в каждом номере детского журнала на других страницах Власти славили другие люди.
Адан бешено отвечает, что пока мог, то боролся против Властей с оружием в руках, и затем пересказывает слова довольные слова Каина, о том, во что тот превратил тела подданных и как изувечил их души по предписанию всемогущих Властей.

Девочка говорит, что отец не выдержал экзамена, который она ему устроила, так что она обязательно уйдет из дома.

  1. The World (Мир)

Арлекин в черном облегающем костюме и грустной белой маске веселится и ликует, играет на тарелках и пытается удержаться на земном шаре.

Посмотрите же на арлекина, арлекин прекрасен 🙂